Архив

Учительское счастье Лидии Несветовой

№6/18.01.2019

Этот рассказ - о жизни учителя.  Долгой, наполненной, как радуга, многоцветными днями  военного детства, молодости, материнства, любимой работой, сотнями ребячьих голосов, привычным звуком школьного звонка. Как давно это было! И как это было недавно…

В студёном декабре 1928 года в деревне Угрюмовка Высокогорского района далекой Казанской губернии появилась на свет девочка, которую назвали Лидой. Отец, Иван Дмитриевич Юдин, конечно, ждал сына. А мама, Федосья Николаевна, нежно прижала к себе девочку – доченька, помощница, умница, надежда и опора. И оказалась права. Последние ее нелегкие годы на земле именно Лида оказалась рядом, ближе всех, даря маме тепло и дочернюю заботу.

В Гражданскую войну Ивану Дмитриевичу пришлось воевать с Колчаком в Сибири. И запала ему в душу эта сторона, заснеженная, искристая, таёжная. Вернулся после службы, собрал свое многочисленное семейство и приехал в 30-е годы в Томск. Устроился на дрожж­завод, но вскоре его арестовали по доносу. Через семь дней он вернулся, потому что в комендатуре спутали Ивана Юдина с однофамильцем. Работал на обувной фабрике при колонии в селе Дзержинском сначала мастером, потом начальником цеха, а к началу Великой Отечественной войны его назначили директором. Это при нем было перепрофилировано производство, начали шить хромовые сапоги для офицерского состава Красной Армии.

 

Дзержинское шефствовало над госпиталем. Для раненых бойцов собирали продукты, отправляли на фронт посылки с теплыми носками, варежками, шерстяными шарфами, кисетами, которые шили местные жители.

Мама Федосья Николаевна управлялась с большой семьей и была активным членом женсовета при колонии. Ее знали в поселке и уважительно величали - «Николавна». Она заботилась не только о сборе продуктов для госпиталя. В поселке было место, прозванное в народе «Нахаловкой», - где семьи жили в землянках. Вот там очень часто видели Николавну, которая много делала для того, чтобы облегчить жизнь обитателей землянок: кому помочь с дровами, кому банку молока принести или теплые носки. Хватало тепла ее сердца и на своих восьмерых детей, и на чужих.

Подрастали сестры и братья Лиды, четверо ушли на фронт. Сестра Маша ушла добровольцем в Сталинскую дивизию. Вернулась в 1945 году. Сестра Аня воевала на Ленинградском фронте после окончания курсов радистов. Брат Володя воевал в Сербии. Все вернулись с войны. А младший брат Саша погиб в первом же своем бою.

 

Младшие оставались в семье. Их надо было поднимать на ноги, кормить. Завели корову, чтобы не голодовать, заготовили огромный зарод сена. Надолго бы его хватило, но больше половины кто-то тайком вывез со двора. Отца к тому времени уже призвали на фронт…

Как-то им выделили огромную сосну на дрова. Ох как они обрадовались! А потом приуныли - как свалить такое огромное дерево? За махорку и поллитровку, что давали раз в месяц на иждивенцев, наняла Федосья Николаевна мужиков. Свалили они эту сосну, а уж пилили ее мама с Лидой сами. В тот раз Лида чуть не лишилась пальца - острая пила соскользнула из уставших детских рук. Чудом удалось пальчик сохранить, но шрам виден до сих пор, как напоминание о нелегком военном детстве. Да еще мозоли от лопаты, которой Лида с мамой вскапывали 10 соток земли. Чтоб картошку посадить, нужно было копать неделю.

 

Лида взрослела и превращалась в звонкоголосую, золотоволосую красавицу-певунью. А ещё она очень любила танцевать. Во время войны в Дзержинское была эвакуирована из ленинградской Мариинки балетмейстер. Вот она-то и стала для Лиды учителем танцев. Впоследствии Лидия Ивановна много лет руководила танцевальным школьным коллективом, придумывала и ставила номера, с увлечением шила костюмы для танцовщиков.

Наступил 1945 год. Лида заканчивала 9-й класс. В то время в Дзержинке школа была восьмилетняя, и в девятый класс девчонки ходили пешком в Зоркальцево. В любой мороз и в любую непогоду шли они поутру в школу по лесной дороге. Мечтали получить среднее образование и поступить в институт.

…В тёплый майский день, возвращаясь домой, Лида и её подружки увидели, что все жители села собираются в центре. Играет музыка, шумно, и стар и млад обнимаются, плачут, смеются, кричат: «Ура! Победа!». В клубе весь день крутили бесплатное кино, а вечером девчонки собрались и с песнями ходили по всем улицам поселка до самой поздней ночи.

В 1947 году Лидия Ивановна окончила педагогическое училище, но учительница пения настояла, чтобы Лида поехала с ней на прослушивание в Томское музыкальное училище. Необыкновенный голос Лиды поразил преподавателей, и ее сразу, без экзаменов, зачислили на вокальное отделение. Но… на руках было распределение в Пышкино-Троицкий район в школу. За неявку по распределению грозил суд – времена были строгие. Да и на жизнь надо было зарабатывать. «Не жалела я об этом никогда, – говорит Лидия Ивановна с улыбкой. – Неизвестно, какая бы вышла из меня певица, а учитель, вроде, получился неплохой».

 

…В клубе готовились к встрече 1949 года. Елку установили в актовом зале. Лида, стоя на стремянке, развешивала новогодние игрушки. Потянулась за следующей, потеряла равновесие, и ее подхватили чьи-то сильные руки. Не упала. Подняла глаза – рядом смуглый кучерявый красавец-офицер. Так и обжег сердце Лиды горячий взгляд его карих глаз. Младший лейтенант Николай Несветов вернулся с войны, служил воспитателем в колонии. И давно уже заняла его сердце эта красавица – певунья и плясунья с короной шикарных рыжих кос. Всё искал он случай, чтобы познакомиться с молоденькой учительницей.

…Какая красивая это была пара! Шли по селу – все на них оглядывались, улыбались вслед. Появились на свет две дочки, а потом и долгожданный сын. Жили Лида и Николай, как говорится, душа в душу. Беда нагрянула неожиданно: серьезно заболел муж. Сказалась и фронтовая контузия. Муж угасал очень быстро. В 1974 году его не стало. Какая боль, какая тоска навалилась на Лиду! Хотелось кричать, выть от горя. Любила она своего Николая, сильно любила. Но надо было растить детей, выводить их в люди.

А дети росли подвижные, озорные. Однажды ввалились во время урока к маме в класс – все в снегу, шапки и варежки в снежных катышках, штанишки колом стоят – соскучились. Класс покатился от хохота. А Лидия Ивановна урок не прервала, нашла такие слова, что все три «снеговичка» молча вышли из класса и пошлёпали домой…

 

У Лидии Ивановны за пятьдесят лет работы в школе никогда не было проблем с дисциплиной. С улыбкой она вспоминает, как однажды на уроке присутствовал директор школы. А она увидела, что один из учеников во время объяснения новой темы лезет под парту. «Что ты делаешь?» – спросила Лидия Ивановна. Он заявил, что будет слушать урок под партой. Класс замер. Директор тоже. А Лидия Ивановна спокойно сказала: «Тебе там лучше слышно и видно меня? Замечательно! После объяснения нового материала пойдешь к доске и расскажешь нам, как понимает объяснение учителя ученик, сидя под партой». И продолжила урок. Через некоторое время тот паренек с пунцовым лицом выкарабкался из-под парты и больше никогда не делал таких попыток.

Один из учеников однажды заявил, что в школу не придет, потому что берет отгул. И хитро наблюдал за реакцией учительницы. Лидия Ивановна подала тетрадный листок парнишке и попросила расписаться родителей. «Я там написала, чтобы родители тебя не ругали. Ведь ты берешь отгул». На следующее утро Лидия Ивановна едва сдержала улыбку, когда «прогульщик» заявился в класс самым первым.

Из количества грамот и похвальных листов, полученных Лидией Ивановной Несветовой за 50 лет работы в школе, можно собрать целый том. Но в разговоре Лидия Ивановна и не вспоминает о них. Зато с какой трогательной любовью, бережно достает она из объемной папки открытки, полученные от бывших учеников и их родителей! Каким теплом наполняется ее голос, и каким необыкновенным светом озаряется ее лицо! Многие тексты таких поздравлений Лидия Ивановна помнит наизусть.

…Каждый год первого сентября идет по селу седая невысокая женщина с ясными, добрыми глазами. Идет в школу УЧИТЕЛЬ, отдавший детям полвека своей жизни. Идет по зову сердца, за памятью души, за многими-многими днями своей жизни, за прошлым и будущим, которое в разноцветных бантиках и сияющих глазах ждет ее на пороге школы, почти невидимое за огромными букетами великолепных осенних цветов, которые будут вручены ей, Лидии Ивановне Несветовой, отличнику народного просвещения, народному учителю села Дзержинского…

 Нина Бондаревич.

Комментарии